Арион - журнал поэзии
Арион - журнал поэзии
О журнале

События

Редакция

Попечители

Свежий номер
 
БИБЛИОТЕКА НАШИ АВТОРЫ ФОТОГАЛЕРЕЯ ПОДПИСКА КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ


Последнее обновление: №1, 2017 г.

Библиотека, журналы ( книги )  ( журналы )

АРХИВ:  Год 

  № 

ГОЛОСА
№1, 2017

Сергей Золотарев



* * *
В Царицыно мышиная возня.
В осеннем мире маленькие сгустки
энергии проходят сквозь меня,
проделав норы в парковом искусстве.

И я живу, пока моя броня
пробита — и в зияющие бреши
вторая составляющая дня
устремлена во всем своем безбрежье.


* * *
Уловив настроенье осеннее,
я хожу, как блаженная Ксения
Петербургская, в полупальто
из своих потрясений.

Капли острые, как долото,
пробивают намокшие нити,
утянув к горизонту событий,
словно талию, бывшее до...


* * *
Воздух стал паутиной.
Ты вдыхала его
золотой серединой
существа своего.

Объясняла на пальцах.
Наложением рук
превратила в скитальца
затухающий звук.

Довела до абсурда
прямоточный глагол,
сделав собственный сурдо-
перевод альвеол

на язык палимпсеста —
бесконечный повтор
одинокого жеста
закрывания штор.


* * *
Ничего-то более не надо.
На ночь солнце погружается в пощаду.

Из какой-то запредельной грусти
Формируя утреннее сгустье.

И опять мы нежимся, как щени,
В запросто полученном прощенье.


СТРАННОЕ

Везет меня тишайший ишачок.
Губою тянет собственный крючок.
Я, ноги свесив, ем его овес,
вожу его за нос.

Он подо мной как транспорт гужевой,
а я его космический конвой,
но ничего не знаю о ночных
налетах на него.

Конвой гуманитарный наш идет
по землям, что придумал Геродот,
пока лежала плоская земля
на залежах угля.

Пока землею с плоским животом
была земля, понесшая потом
в себе другую землю от ума,
закрытую в дома.

В аллеях наполняют колбы лип
сиреневые морды кобылиц.
А мы имеем много при себе
пространства из х/б.

В районы, где кончается запас
того, что начинается у нас,
его мы доставляем в голове,
завернутым в ХВ.


ПРИЛЕТ ЭРИНИЙ

Я посещаю проституток.
Не падших женщин — привозных.
Чтоб на короткий промежуток
эффект присутствия возник.

Они пьянеют на перине
и ноги жалкие прямят.
И председательством эриний
порядок мстительный примят.

Я знаю, женщина — как солнце!
Как мироздания закон.
Но на морозный воздух социум
ее пускает босиком.

Она ни в чем не виновата.
Она умеет отдавать
то, что давалось бесноватым, —
свободу, ненависть, кровать.


* * *
Сентябрь разобран на запчасти.
И показанья на шкале
приборов светятся от счастья,
как будто капли на стекле.

И листья из цветных металлов
порыв несет во вторсырье,
пока поверхность не устала
затачиваться в острие.

Пока искатель лучшей доли
еще глядит поверх голов
деревьев, смазав в солидоле
обрубки срезанных валов.


* * *
Входили в город с внешней стороны,
которою в себя обращены.

И небо было теплым, как стена,
которая в себе разделена.
Хотелось печью лечь под изразцы,
чтоб взять своей породы образцы.

Чтоб сочетать нагретые тела
законом сохранения тепла.

Пересадить сердечное битье
в тяжелое чугунное литье.

Перемолоть добытое в боях —
в Московскую кофейню на паях.

Да все никак.

Когда б халдеи сузили район
заведомого поиска раев,

возможно, мы б смогли себя обречь
когда-нибудь на огненную печь.


* * *
Сегодня листья в роговой оправе
воспользоваться линзами смогли,
увидев мир размолотым на гравий
в последнем приближении земли.


  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 >>
   ISSN 1605-7333 © НП «Арион» 2001-2007
   Дизайн «Интернет Фабрика», разработка «Com2b»